17.03.2023

Гази Исаев приговорён к пожизненному лишению свободы. Но что не учёл суд?

Экс-начальник Кизлярского РОВД, полковник Гази Исаев признан виновным в причастности к терактам в Московском метрополитене в 2010 году и приговорён к пожизненному сроку лишения свободы.

Экс-начальник Кизлярского РОВД, полковник Гази Исаев признан виновным в причастности к терактам в Московском метрополитене в 2010 году и приговорён к пожизненному сроку лишения свободы. Об этом из зала суда сообщило ТАСС.

Решение о виновности Гази Исаева принял Второй Западный окружной военный суд, рассматривавший дело под председательством судьи Константина Репета .

Военное правосудие признало экс-начальника Кизлярского РОВД виновным по двум эпизодам ст. 205 («Террористический акт»), а также по ст. 209 («Бандитизм») и 210 («участие в организованном преступном сообществе») УК РФ. Помимо этих статей, полковник Исаев был признан виновным и в незаконном хранении оружия, но, как сообщает ТАСС, он был освобождён от наказания за это преступление в связи с истечением срока давности.

Помимо приговора Гази Исаева к пожизненному сроку, суд лишил его звания «полковник полиции», а также взыскал 17 млн рублей в качестве компенсации материального ущерба при теракте. Эти деньги по гражданскому иску в уголовном процессе взысканы в пользу ГУП «Московский метрополитен».

Иски потерпевших от терактов на общую сумму более 600 млн рублей суд оставил без удовлетворения.

Напомним, что в результате двух терактов в столичном метро 29 марта 2010 года погибли 39 человек, более 100 получили ранения. 

Военное правосудие согласилось с доводами обвинения о том, что Гази Исаев был участником запрещённого в России преступного сообщества «Имарат Кавказ» и активно содействовал подготовке теракта в московском метро, на станции «Лубянка» в марте 2010 года.

Суд считает доказанным, что полковник полиции использовал своё служебное положение, чтобы предоставлять информацию лесному подполью о деятельности Кизлярского РОВД и готовящихся против них спецоперациях.

И, главное обвинение, что Исаев неоднократно лично перевозил лидеров бандподполья по территории Дагестана, а также доставил на автомобиле одну из смертниц с закрепленным на ней взрывным устройством на автостанцию в районе Кизляра для ее поездки в Москву и совершения теракта.

Исаев вину не признал. Этой позиции он придерживался с момента своего задержания (см. «Метро для полковника» , «Черновик» №47 от 27.11.2020 г.) Согласно его позиции, уголовное дело в отношении него возбуждено на основании показаний двух свидетелей, которые сами были признаны виновными в терроризме, причем они оказались за решеткой благодаря деятельности самого Исаева. Он считает, что у них были основания для того, чтобы его оговорить.

По этому поводу, за защитой своих прав полковник Исаев обращался и на имя президента России Владимира Путина . В поддержку экс-начальника РОВД обращались на имя директора ФСБ Александра Бортникова депутаты Народного собрания Дагестана.

Сам Исаев уверенно заявлял, что уголовное дело является заказным, а лицом, заинтересованным в этом – тогдашний глава Кизлярского района Александр Погорелов (он умер 20 сентября 2021 года от продолжительной болезни сердца и почек). На момент задержания, Погорелов уже был фигурантом уголовного дела, связанного с распределением земель. Исаев утверждает, что собрал материалы, подтверждающие коррупционную деятельность Погорелова. А тот, по словам полковника, заявлял, что имеет покровителей в центральном аппарате ФСБ и, в свою очередь, обещал, что у Гази Исаева будут серьёзные проблемы…

На фото: Гази Исаев в центре, справа - врио главы Кизлярского района Аким Микиров  

Обращения к высшему руководству страны и громкие заявления не помогли: в конечном итоге, военное правосудие разделило мнение Генпрокуратуры, уверенной, что вина подсудимого подтверждается не только показаниями свидетелей, но и «проведенными по делу экспертизами».

С позиции защиты

Практически с момента задержания Гази Исаева, его интересы защищает адвокат Эльдар Хастинов .

Ещё в 2020 году, комментируя «Черновику» задержание и предъявленное Исаеву обвинение, адвокат заявлял, что относит данное уголовное дело к ряду «кизлярских дел», которые он наблюдает и ведёт последние несколько лет.

«Вот, к примеру, дело сотрудника уголовного розыска Кизлярского ГОВД  Магомедова Магомеда Закарьяевича . Он был задержан в 2015 году по обвинению в пособничестве в посягательстве на жизнь зам.начальника отдела ЦПЭ по Кизляру  Шевкета Куджаева . От него требовали: дай показания на  Сагида Муртазалиева  (экс­-руководитель ОПФР по РД),  Андрея Виноградова  (экс­-глава Кизлярского района), на других лиц, и тогда с тебя будут сняты все обвинения. Магомедов не согласился, и ему дали 13 лет лишения свободы. Дело Виноградова, по которому он сам был осуждён на 15 лет ( был обвинён в организации убийства Куджаева и других лиц –  «Черновик» ) … Теперь дело Гази Исаева. Все эти дела объединяет ряд признаков. Во­-первых, все они имеют дислокацию в кизлярской зоне. Во-­вторых, в этих делах упоминаются разработки 4 Службы ФСБ России. И, наконец, все события, проходящие в материалах дел, касаются 2010 года, ДТГ «Кизлярской», входившей в “Имарат Кавказ”»,  – рассказывает адвокат.

Он обращает внимание на то, что во всех этих уголовных делах показания дают одни и те же свидетели: Юсуп Гасанов , осуждённый на 15 лет лишения свободы по делу об убийстве Куджаева, и  Пахрудин Ахмедов , осуждённый пожизненно за организацию теракта в Кизляре в 2010 году.

«Я наблюдаю, как меняются их показания в зависимости от уголовного дела. И вижу, как их показания всегда обрастают новыми подробностями: и не их показания формируют версии следствия, а наоборот: версии следствия формируют их показания!»  – заявлял в 2020-м году Хастинов.

Он (Хастинов) представил редакции «Черновика» свои тезисы, которые озвучил суду в ходе защиты интересов Гази Исаева. Не смотря на то, что тезисы представляют собой довольно объёмный документ (12 листов формата А4), доводы, изложенные в них, на взгляд «Черновика», заслуживают внимания и позволяют по-другому взглянуть на данное громкое уголовное дело и представленные стороной обвинения доказательства…

«Уважаемый суд!

…Вступившим в законную силу приговором 2-го Западного ОВС от 04.02.2022 по делу Нурова установлено, что « в феврале 2010 г. ФИО2 совместно с иными участниками ВГ «Новокостекский джамаат» тщательно подготовил и спланировал террористические акты – взрывы в московском метрополитене, определил время, дату и места производства взрывов – утро 29.03.2010, вагоны поездов на станциях «Лубянка» и «Парк Культуры» Сокольнической линии московского метрополитена, приискал кандидатуры непосредственных исполнителей терактов ФИО4 и ФИО5, лиц, их сопровождающих ФИО6 и ФИО7, разработал маршрут доставки исполнителей и СВУ в г. Москву, приискал средства связи для ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7, а также ВВ и иные компоненты для изготовления СВУ ».

Если сопоставить вышеизложенное с обвинительным заключением по делу Исаева, то очевидным является, что ФИО2 это Магомедали Вагабов , ФИО4 и ФИО5 – Марьям Шарипова и Дженнет Абдуллаева , а ФИО6 и ФИО7 – Исагаджиев и Магомедов.

Согласно приговору по делу Нурова, указанный гражданин « в ночное время с 21 по 22 марта 2010 года привез ФИО2 (Вагабова) на автомобиле марки ВАЗ 2109 к с. Серебряковка Кизлярского района на встречу с наиболее приближенными членами ПС «ИК», где при непосредственном участии Нурова указанные лица обсудили и детализировали план подготовки и осуществления террористических актов – взрывов в московском метрополитене на станциях «Лубянка» и «Парк Культуры » (5 абз. 4 л. – 1 абз. 5 л.).

Однако в предъявленном Исаеву обвинении утверждается, что в это же самое время (20-22.03.2010) Вагабова для участия в собрании руководителей ПС «ИК», на котором планировались теракты в московском метрополитене и велось обсуждение действий по их исполнению, оказывается привез не Нуров, как это установлено приговором, но Исаев, причем не автомашине ВАЗ 2109, а на автомашине ВАЗ 2114.

Поскольку обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом без дополнительной проверки (ст. 90 УПК РФ), то содержащееся в обвинительном заключении утверждение об участии Исаева в перевозке Вагабова 20-22.03.2010 на место собрания руководителей «Имарата Кавказ» является не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, поскольку, как это установлено судом, Вагабова на эту встречу привез Нуров, осуждённый за это преступление к пожизненному лишению свободы.

Утверждение о том, что в период с 25 по 27 марта 2010 г. на автомашине ВАЗ 2114 Исаев перевёз по территории Республики Дагестан Вагабова, в т.ч. через пост ДПС г. Кизилюрта, опровергается алиби Исаева, так как в период с 25 по 28 марта 2010 г.  он был госпитализирован в Тарумовскую ЦРБ, где после проведенной хирургической операции по поводу заболевания: «Рожистое воспаление правой голени», находился там вплоть до выписки 28.03.2010 года. О чем суду показали медицинские работники Тарумовской ЦРБ Алиева и Курбанов , полицейский-водитель Анаев , и что явствует из представленных суду медицинской карты Исалмагомедова и других медицинских документов.

Далее, в качестве места совершения Исаевым преступления в обвинительном заключении названо « место посадки в междугородний автобус, расположенное вблизи кафе «Камиль» и «Хунзах» г. Кизляр », на которое Исаев, по версии обвинения, 27.03.2010 г. около 23 час. перевёз Шарипову с закреплённым на ней СВУ.

Однако в ходе судебного следствия мы установили, что место посадки в междугородний автобус, расположенное вблизи кафе «Камиль» и «Хунзах», находится не в г. Кизляре, а на территории с.п. «Новокохановский» Кизлярского района, о чём суду показали сотрудники ОМВД РФ по Кизлярскому району Гаджиев, Камилов, Алимирзоев и другие многочисленные свидетели – местные жители, а также подтвердили своими письменными ответами администрация г. Кизляр и администрация с.п. Новокохановский Кизлярского района.

Даже в приговоре по делу Нурова (4-ый абз 5 л.)  это место описано как « остановка междугородних автобусов, расположенная в окрестностях г. Кизляра, вблизи кафе «Камиль» и «Хунзах », но не самом г. Кизляр.

О том, что Исаев 27.03.2010 вообще не мог кого-либо возить, т.к. находился в хирургическом отделении Тармовской ЦРБ, я уже говорил ранее.

В этой связи считаю недоказанным утверждение обвинения о том, что местом совершения Исаевым преступления является остановка междугородних автобусов вблизи кафе «Камиль» и «Хунзах» города Кизляра, поскольку такой остановки в г. Кизляре нет.

На этом небрежность государственного обвинения и игнорирование им действительных обстоятельств дела не заканчивается.

Так, в 5-м абз. 7 листа обвинительного заключения утверждается, что 08.02.2010 Верховный Суд РФ признал «Имарат Кавказ» террористической организацией и запретил её деятельность в Российской Федерации как угрожающую территориальной целостности, но, в то же время, в 5-м абз. 10 листа обвинительного заключения также утверждается, что в период с 13.07.2007 по 01.01.2008 Исаев, зная о террористическом характере преступного сообщества «Имарат Кавказ» и запрете его деятельности на территории Российской Федерации, решил участвовать в его деятельности, и, в последующем, в указанный период времени, находясь на территории Республики Дагестан, вошел в его состав.

Однако, как мы видим из предыдущего утверждения, «Имарат Кавказ» признан террористической организацией и запрещен в России лишь в 2010 г., поэтому ни Исаев, ни кто-либо другой не могли осознавать террористический характер деятельности указанной организации и наличие её запрета на территории нашей страны задолго до вынесения судом соответствующего решения.

В чём же кроется причина столь очевидных фактических, юридических и топографических ошибок предварительного следствия по делу Исаева? На мой взгляд, в нежелании проверки показаний свидетелей обвинения и увлечении одной-единственной версией о причастности Исаева к преступной деятельности бандитского подполья Дагестана.

Одним из оплотов выдвинутого обвинения являются показания секретного свидетеля Степанова , в которых он сообщает следствию сведения о причастности к преступной деятельности по осуществлению взрывов в московском метрополитене некоего майора милиции, которого он описал следующим образом: « мужчина лет 40, плотного телосложения, рост примерно 175 см., с усами, лицо круглое губы узкие ».

Именно этого мужчину Степанов в мае 2011 г. увидел возле здания милиции г. Кизляр в форме сотрудника милиции в звании майор и именно в этом человеке Степанов впоследствии опознал Исаева, сначала в новостях по телевизору летом 2012 года, а затем в ходе следственного действия «Предъявление для опознания».

Мы можем долго спорить, насколько описанный Степановым портрет соответствует подсудимому Исаеву, но есть бесспорные факты, которые ставят под сомнение показания Степанова, что в данном случае речь идёт об Исаеве, но не другом лице .

Начнем с самого простого. Ни один из свидетелей, лично знавших Исаева по службе в 2010 году, не показал, что он в это время носил усы. Наоборот, по многочисленным свидетельствам, Исаев в 2009-2010 и последующих годах никогда усы не носил. По показаниям Исаева усы он носил не позднее 2002 или 2003 года. В деле есть фото Исаева с усами на документе формы 1-П, датированном 1999 годом, что подтверждает показания Исаева (см. т. 147 л.д. 169-174 протокол выемки от 22.11.2020 и л.д. 174-179 протокол осмотра от 15.02.2021).

Далее, меня заинтересовала информация о том, что перевозивший Вагабова сотрудник имел специальное звание «майор милиции». Из представленных сторонами кадровых документов и письменных ответов кадровой службы МВД по РД следует, что Исаеву 30.08.2010 было присвоено очередное звание «полковник милиции» (см. письмо МВД по РД от 19.05.2021 №3/212603686745), следовательно, в марте 2010 года Исаев имел звание «подполковник милиции». Поэтому полковник милиции Исаев никак не мог в 2010 году в погонах майора перевозить бандитов через посты ДПС, равно как и стоять « возле здания милиции г. Кизляра » в форме с майорскими погонами в 2011 году.

Далее, представленные сторонами доказательства (протокол осмотра CD-R диска «Теракт в Кизляре. Сюжеты» ГТРК Дагестан (т. 145 л.д. 109-111) и письмо ГБУ РГВК «Дагестан» от 08.11.2021 №0-402) опровергают показания свидетеля Степанова о том, что летом 2012 г. Исаева показывали в новостях по телевизору.

Далее, показания Степанова о том, что Исаев 20-22 марта 2010 год перевозил Вагабова, как уже говорил ранее, опровергаются приговором по делу Нурова, а показания указанного свидетеля о том, что Исаев 25-27.03.2010 перевозил Вагабова и других боевиков через пост ДПС г. Кизилюрт опровергаются алиби Исаева на этот период.

Как нам известно, секретный свидетель Степанов оказался Нуровым Магомедом , который свои показания под указанным псевдонимом не подтвердил, и сообщил суду, что оговорил Исаева под давлением оперативников ФСБ Кузина и Зайцева и следователя Кузнецова , обещавших ему за дачу ложных показаний в отношении Исаева послабления при назначении наказания по его уголовному делу.

В ходе судебного следствия Нуров дал показания об обстоятельствах вмененного Исаеву преступления, соответствующие приговору 2-го ЗОВС от 04.02.2022, а именно то, что именно он по просьбе Рабаданова сопровождал Вагабова, а кто был за рулем второго автомобиля он лично не видел.

Допрошенный в качестве свидетеля оперативник Кузин показал, что информацию об Исаеве, исходившую от Нурова, ему сообщил следователь Кузнецов. Следователь Кузнецов при допросе в качестве свидетеля сообщил о том, что эти сведения он получил от оперативников.

Кроме того, свидетель Кузин показал, что Нуров « лично мне ничего про Исаева не говорил, а говорил про себя », в то время как свидетель Зайцев твердо запомнил, что « Нуров в присутствии Кузина сообщил о причастности Исаева ».

Несмотря на то, что подобного рода «беседы» оперативников с арестованными и их показания о содержании этих «бесед» являются ничем иным как незаконным допросом и, соответственно, недопустимым доказательством, их производство в отсутствие защитника свидетельствует о нарушении прав следственно-арестованного Нурова и оказании на него психологического давления с целью получения нужных для изобличения Исаева показаний.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, конституционное право пользоваться помощью адвоката (защитника) принадлежит каждому лицу с момента, когда в отношении него в уголовном судопроизводстве начинает осуществляться публичное уголовное преследование в любых формах, а также когда в целях его изобличения производятся те или иные следственные действия или предпринимаются меры принудительного характера, реально ограничивающие свободу и личную неприкосновенность этого лица, независимо от его процессуального статуса (Постановление от 27 июня 2000 года N 11-П; определения от 29 мая 2007 года N 417-О-О, от 17 февраля 2015 года N 415-О, от 29 марта 2016 года N 506-О, от 23 ноября 2017 года N 2721-О, от 29 сентября 2020 года N 1958-О и др.).

На момент оперативных бесед с Нуровым, которых было 5-7 (по свидетельству оперативника Кузина), а также последовавших затем засекречивания данных о его личности и допроса под псевдонимом «Степанов» Нуров являлся обвиняемым по другому уголовному делу, содержался в условиях СИЗО и потому, в силу приведенной правовой позиции Конституционного Суда РФ, по настоящему уголовному делу ему, Нурову, должно было быть обеспечено право на помощь адвоката (защитника), чего, как это видно из протоколов допроса Степанова, сделано не было.

Поскольку показания свидетеля под псевдонимом «Степанов» были даны в отсутствие адвоката (защитника) и не были подтверждены Нуровым в судебном заседании прошу суд в соответствии п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ признать недопустимыми доказательствами.

Но откуда Нуров-Степанов взял информацию о майоре милиции, помогавшем Вагабову и другим бандитам, входящим в т.н. «Новокостекскую ДТГ»? Реальное это лицо или вымышленное?

Ответы мы находим в показаниях жителя с. Костек Хасавюртовского района Абдуллаевой , двоюродной сестры Абдуллаевой Дженнет, осуществившей подрыв СВУ на ст. метро «Парк Культуры».

Свидетель Абдуллаева показала, что « в июне-июле 2010 г. в с. Костек проходила спецоперация, в ходе которой были ликвидированы несколько боевиков, в т.ч. Мамаков, Назир (Баймурзаев) и Абдул (Расулов ) ». По показаниям свидетеля Абдуллаевой, её дальний родственник Мамаков Руслан, незадолго до ухода «в лес» сообщил, что он и Абдулла из ОМОНа, погибший в с. Костек в июне 2010 г., перевозили Дженнет (Абдуллаеву) и Марьям (Шарипову) к автобусу до Москвы.

Показания свидетеля Абдуллаевой мною проверены и нашли своё объективное подтверждение. Так, в постановлении о прекращении уголовного дела №011134, возбужденного 16.06.2010 по признакам преступлений, предусмотренных ст.ст. 208, 222, 317 УК РФ, имеются сведения о составе бандгруппы, в которую входили Мамаков, Баймурзаев и Расулов, и их уничтожении 16.06.2010 в с. Костек Хасавюртовского района (см. письмо Хасавюртовского МРСО СУ СК РФ по РД от 28.06.2021 №СК-21). ОМВД РФ по Хасавюртовскому району письмом от 04.03.2023 №39/3/3318 сообщило о проведенной 16.06.2010 в с. С. Костек спецоперации, в ходе которой были уничтожено 6 членов НВФ, среди которых Расулов Абдул Магомедрасулович , 1970 г.р., бывший сотрудник ОМСН МВД по РД в звании майора милиции.

Так вот он, тот самый майор милиции, который вплоть до 16.06.2010 входил в состав «Новокостекского джамаата» и который вполне мог оказывать содействие Вагабову и другим бандитам в беспрепятственном проезде через посты ДПС г. Кизляра и Кизилюрта, где предъявлял служебное удостоверение, обнаруженное на месте его гибели.

Другим свидетелем обвинения, подтверждающим данные о причастности Исаева ко вмененным преступлениям, является свидетель Ахмедов , который в своих показаниях на предварительном следствии утверждал, что он с 2005 года вступил в преступное сообщество «Имарат Кавказ», руководителем которого являлся Вагабов; весной 2005 года принял от Рабаданова Рабадана, работника администрации Кизлярского района, присягу на верность бандподполью, т.н. «байят»; с 2006 г. амиром Кизлярского района стал Гаджиев . Рабаданов сообщал ему, Ахмедову, сведения о готовящихся спецоперациях сотрудников полиции, позволившие бандитам скрыться, а именно:

1) о широкомасштабной спецоперации в районе села Черняевка весной 2010 года;

2) о спецоперации, проведенной летом 2009 года в Заводском лесном массиве в районе «17 села» Кизлярского района;

3) о спецоперации, проведённой в конце лета 2009 года, в лесном массиве рядом с с. Ясная Поляна Кизлярского района.

Благодаря сведениям о предстоящих спецоперациях, которые Рабаданов сообщил Ахмедову, никто из членов бандгруппы задержан не был. Источником этой информации по сообщению Рабаданова являлся высокопоставленный офицер из Кизлярского райотдела по имени Гази, который впоследствии оказался Гази Исаевым.

Далее свидетель Ахмедов сообщает, что в мае 2009 г. Гази на автомашине Лексус черного цвета с номером «111» сопровождал Ахмедова, Рабаданова, « Пуштуна » и Гаджиева в Кизилюртовский район, а также Альбару , Куппа Шамиля , Пуштуна в Хасавюртовский район. В октябре 2009 г. Гази возил Пуштуна и Гаджиева на Шуру в с. Талги автомобиле Лексус «111», а в один из дней августа 2009 года по поручению Исаева был выделен автомобиль сопровождения ОМВД России по Кизлярскому району ВАЗ 2110 светлого цвета с надписями: «ГИБДД» и «ПОЛИЦИЯ», на которой сотрудник милиции в звании капитана сопровождал «лесных братьев». Со слов Гаджиева, Ахмедов сообщил, что Исаев на протяжении 2010 года неоднократно перевозил лидеров различных ДТГ.

Между тем, указанные сведения не находят своего фактического обоснования другими материалами уголовного дела.

Свидетель Ахмедов в судебном заседании наотрез отказался подтвердить ранее данные показания о причастности Исаева к деятельности преступного сообщества и банды «Имарат Кавказ». На любой вопрос, прямо или косвенно касающегося личности Исаева, свидетель Ахмедов отвечал молчанием.

В этой связи суд по ходатайству гособвинителя огласил все имеющиеся в деле показания Ахмедова, в том числе его показания от 26.05.2010 (т. 129, л.д. 110-129).

В показаниях от 26.05.2010 Ахмедов сообщает, что в банду он вступил лишь в августе 2009 года, в то время как приговором Верховного Суда РД от 22.06.2011 в отношении Ахмедова (4-й абз. 4 л., и 4-й абз.119 л. приговора; т. 146, л.д. 21-82) установлено, что Ахмедов вступил в банду Вагабова не в 2005 г., а в конце ноября 2007 года, что исключает возможность им вербовки Рабаданова в 2005 г.

В показания от 26.05.2010 Ахмедов отрицает знакомство с Альбарой, хотя в последующих показаниях сообщает, что не только знаком с Альбарой, но и получал от него указания и участвовал в его перевозке. Причины изменения своих показания, а также каким показаниям суду следует доверять, свидетель Ахмедов назвать отказался. Из письма администрации МО «Кизлярский район» следует, что Рабаданов в районной администрации не работал (т. 146, л.д. 124).

Письменными ответами Управления ФСБ по Республике Дагестан от 23.04.2022 №51/589дсп и ОМВД России по Кизлярскому району от 11.06.2022 опровергнуты показания Ахмедова о том, что весной 2010 г. в районе с. Черняевка, летом 2009 г. в Заводском лесном массиве в районе «17 села» и в конце лета 2009 г. в лесном массиве рядом с селом Ясная Поляна Кизлярского района проводились контртеррористические операции.

Допрошенный в качестве свидетеля генерал-лейтенант Федорук показал, что Исаев принимал активное участие в планировании и проведении спецопераций на территории Кизлярского района, при том, что в отличие от других районов Дагестана, где результативность спецопераций не превышала 20%, в Кизлярском районе этот показатель, благодаря усилиям и профессионализму Исаева и Иноземцева , составлял 40-50%.

Рабаданов, который по показаниям Ахмедова вызывал Исаева для перевозки членов ДТГ, был уничтожен 12.05.2012 в ходе спецоперации в районе с. Цветковка Кизлярского района, что подтверждено письмом Кизлярского МРСО СУ СК РФ по РД от 28.07.2021 №140-25-52, а также оперативными и следственными документами, согласно которым Исаев принимал непосредственное участие в указанной спецоперации, что также опровергает утверждение свидетеля Ахмедова о наличии преступной связи Исаева с Рабадановым.

В 2009 году на балансе ОВД по Кизлярскому району автомашина «ВАЗ 2110», светлого цвета, с нанесенными на боковые поверхности полосами синего цвета и с надписями «ПОЛИЦИЯ» и «ДПС» не значилась. Изменения на надписях патрульных автомашин с «МИЛИЦИЯ» на «ПОЛИЦИЯ» произошли после вступления в силу ФЗ от 07.02.2011 №3-ФЗ (письмо ОМВД РФ по Кизлярскому району от 07.02.2023 №3/232600567021).

Многочисленные сотрудники ОМВД России по Кизлярскому району, служившие в 2009-2010 гг, в т.ч. Анаев, Абдурахманов, Гасангаджиев, показали суду, что описанной Ахмедовым патрульной машины ВАЗ 2110 в райотделе никогда не было; была лишь одна патрульная автомашина ВАЗ 2114.

Кроме того, надо учитывать, что надписи на патрульных автомашинах ДПС с «МИЛИЦИЯ» на «ПОЛИЦИЯ» были заменены после 2011 года, а если быть точнее, после введения в действие с 01.04.2012 «Изменение N 3 ГОСТ Р 50574-2002 "Автомобили, автобусы и мотоциклы оперативных служб. Цветографические схемы, опознавательные знаки, надписи, специальные световые и звуковые сигналы. Общие требования", следовательно, в 2009 году на территории России не могло быть служебного автомобиля с надписью «ПОЛИЦИЯ», как это утверждал свидетель Ахмедов.

Согласно справки проведенных оперативно-розыскных мероприятиях, составленной сотрудником УФСБ по РД Маруповым в 2010 г., совершению терактов в Москве «предшествовал приезд в с. Новый Костек Хасавюртовского района в начале марта с.г. лидера « губденской бандгруппы» Вагабова и его приближенного «Халида». На встрече с Вагабовым присутствовали Рабаданов А.А., Исагаджиев и Магомедалиев, где и обсуждались вопросы организации и подготовки терактов в Москве » (т. 132, л.д. 5-8, последний абзац документа). Этот документ интересен тем, что, во-первых, им опровергаются показания свидетеля Ахмедова о его участии на данной встрече и, во-вторых, Вагабова здесь называют лишь лидером одной из многочисленных бандгрупп, но не лидером бандитов всего Дагестана.

Вступившим в законную силу приговором Кизлярского районного суда от 13.07.2011 в отношении пособника НВФ Магомедова установлено, что сотрудник ОВД по г. Кизляру Магомедов с июля 2009 г. по 30 марта 2010 г., находясь с Гаджиевым, лидером Кизлярского бандподполья, в приятельских отношениях, перевозил его по г. Кизляру, Кизлярскому и Бабаюртовским районам, на различных автомашинах, в т.ч. ВАЗ 21099.

Указанный приговор преюдициально установил, что во вменяемый Исаеву период времени лидер Кизлярской банды Гаджиев для беспрепятственного проезда пользовался услугами сотрудника Кизлярского городского отдела ВД Магомедова , но не заместителя начальника Кизлярского районного отдела ВД Исаева.

Однако версия о причастности Магомедова к деятельности Кизлярской ДТГ, равно как и версия о причастности Расулова к Новокостекской ДТГ и взрывам в московском метро остались не проверенными на стадии предварительного расследования уголовного дела , что, в конечном итоге, привело к одностороннему расследованию дела, обвинительному уклону и к уголовному преследованию заведомо невиновного лица.

Сам Исаев объясняет обвинительные показания Ахмедова местью последнего за участие Исаева в процессе задержания Ахмедова, а также уголовном преследовании брата Ахмедова, а также то, что осуждённый к пожизненному лишению свободы Ахмедов готов пойти на всё ради «палки колбасы».

Участие Исаева в процессе задержания Ахмедова, организация им силового заслона от возможного нападения боевиков на оперативную группу сотрудников ЦПЭ, задерживавших Ахмедова, подтверждено показаниями бывших сотрудников ЦПЭ МВД по РД (с дислокацией в г. Кизляр) Исрапилова и Омарова , письмами ОМВД РФ по Кизлярскому району от 13.09.2021 и 20.10.2021, суточной сводкой райотдела за 22-23.05.2010, рапортом и спецсообщением Исаева на имя министра ВД по РД от 23.05.2010.

Свидетель Омаров, бывший пособник Кизлярской ДТГ, являющийся троюродным братом свидетеля Ахмедова, показал суду, что Исаев посадил старшего брата Ахмедова за оружие, что уже само по себе является поводом для мести.

Что касается «палки колбасы», то много ли надо арестанту, который до конца жизни по приговору суда должен содержаться в строжайших условиях изоляции от общества. Из протокола проверки показаний и приложенных к нему фотографий мы видим, как Ахмедов побывал в родном краю и в отчем доме, повидался со своими родителями, супругой и детьми. Реальной ответственности за дачу ложных показаний для пожизненного осуждённого никакой не существует, но существует реальная возможность увидеть родные места и родных людей во время участия в угодных следователю мероприятиях.

Ахмедов ведь не стал «изобретать велосипед», а выдал следствию известные ему топографические пункты за те, которые он якобы пересекал совместно с Исаевым в 2009 году. Если сравнить приговор суда по делу Ахмедова с предъявленным Исаеву обвинением мы видим их разительное совпадение не только по наименованиям, но и по их последовательности.

В этой связи я прошу суд признать показания Ахмедова, а также производные от них доказательства (протокол опознания, протокол очной ставки и протокол проверки показаний на месте) недостоверными, недостаточными и противоречащими иным собранным по делу доказательствам.

Более того, прошу суд признать протокол очной ставки от 15.09.2021  между Исаевым и Ахмедовым недопустимым доказательством, поскольку в нарушение ч. 1 ст. 192 УПК РФ данное следственное действие проведено между ранее допрошенным Ахмедовым и ранее не допрошенным Исаевым, т.е. в отсутствие необходимым правовых условий для данного следственного действия.

Свидетель обвинения Гасанов сообщил следствию и суду немало разного рода сведений, суть которых сводится к одному: трансляция всевозможных слухов и баек в отношении Исаева для создания определённого информационного фона и негативного реноме моего доверителя.

Единственное, что Гасанов сообщил суду от своего имени, это то, что « Исаева я знал, как порядочного сотрудника, сам лично никаких противоправных действий за ним не замечал », всё остальное – от лукавого.

На правах идейного и спортивного знакомства с Рабадановым и Гаджиевым и совместной преступной деятельности, свидетель Гасанов повествует от их имени о связях с Исаевым.

Гасанов производит много разнообразной информации, и о сотруднике милиции по имени Шериф , через которого Исаев поддерживал связь с НВФ, и через которого бандиты знали обо всех спецоперациях, про оперуполномоченного уголовного розыска Ибрагимова Саида Нажмудиновича , с которым у Исаева был конфликт;  про дань с кирпичных заводов, про приезд Вагабова в Кизлярский район для подготовки взрывов в Москве и участие в этом Исаева, об автомобилях марки Ленд Крузер 200 и Лексус с номерами «111» и буквами «МСМ», на которых Исаев вывез Вагабова и ещё какого-то араба-террориста в район с. Муцалаул Хасавюртовского района; о встрече Исаева с Гаджиевым летом 2010 г., на которой последний просил помочь освободить Ахмедова; об избиении подчиненными Исаева до смерти мужчины, отказавшего платить дань Исаеву.

Показания свидетелей Гасанова и Ахмедова  о том, что Исаев на автомобиле Лексус 111 подвозил членов бандподполья, об автомобиле ВАЗ 2114, которым пользовался Рабаданов, а затем Исаев для перевозки преступников; о незаконном освобождении Исаевым участников НВФ; об избиении Исаевым и его подчиненными мужчины, скончавшегося от побоев в райотделе; о сотрудниках райотдела по имени Шериф, Ибрагимов и «Шама», пособниках террористов; о смертнице и сопровождавшем ее лице, которых Исаев доставил на автостанцию; о сотруднике милиции, который по указанию Исаева доставлял участников ПС «ИК» на «Шуру»; о самой «Шуре», проводимой в мае и октябре 2009 г. в с. Комсомольское и пос. Талги РД проверялись в ходе предварительного следствия и объективного подтверждения не нашли, что следует из писем Управления ФСБ России по Москве и Московской области и ЦПЭ МВД по РД (т. 145, л.д. 28, 30, 32, 34, 36, 38, 40, 129).

Свидетель Ахмедов в ходе судебного следствия показал, что ни он ни его близкие не обращались к Исаеву за помощью в его освобождении, в то время как Гасанов со слов Гаджиева свидетельствует об обратном.

Сведения о том, что Исаев обложил владельцев кирпичных заводов и крупных предпринимателей данью, изымает стройматериалы для строительства дома своего сына проверялись МВД по РД и признаны не соответствующими действительности (т. 148, л.д. 112-114). 

Управление ГИБДД МВД по РД письмом от 01.02.2023 №3/2326000826692 подтвердило, что государственный регистрационный знак «М111СМ05РУС» впервые был выдан 25.02.2012 в МРЭО ГИБДД МВД по РД (с дислокацией г. Кизляр), что опровергает показания Ахмедова и Гасанова о том, что Исаев управлял автомашиной Лексус с указанным номером.

Сам Гасанов не готов ручаться за достоверность сообщаемых им сведений, но готов предположить, что Гаджиев и Рабаданов его не обманывали, сообщая ему о преступной связи с Исаевым.

Уточнить у самих Гаджиева и Рабаданова правдивость показаний Ахмедова и Гасанова не представляется возможным в связи с их уничтожением в ходе спецопераций, проведенных при непосредственном участии Исаева.

О том, что грош цена показаниям свидетеля, основанным на догадке, предположении, слухе, а также показаниям свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, мы знаем из пункта 2 части 2 ст. 75 УПК РФ, поэтому я прошу суд признать показания свидетеля Гасанова недопустимыми доказательствами.

Показания свидетелей Газимагомедова и под псевдонимом « Хас » не содержат сведений, указывающих на причастность Исаева ко вмененным преступлениям. В то же время, указанные свидетели дали подробные показания об обстоятельствах планирования, подготовки и реализации терактов в г. Москве, составе участников этого злодеяния, но ни разу ни прямым словом, ни кривым намёком не упомянули о таком «великом» пособнике бандитов как Исаев Гази Магомедович.

Примечательно также, что указанные свидетели в своих показаниях не упомянули Ахмедова, но, если верить последнему, его как активного участника совещаний (Шура), связанных с подготовкой к теракту в г. Москве, они не могли не знать.

Показания свидетелей «Степанова», Ахмедова и Гасанова сводятся к одному – Исаев, используя свое служебное положение, обеспечивал беспрепятственный проезд бандитов через посты ДПС г. Кизляра и Кизилюрта. И делал он это путем предъявления служебного удостоверения при проезде через соответствующие посты.

В соответствии с приказом МВД по РД от 01.02.2010 №280 замначальника ОВД по Кизлярскому району Исалмагомедов (Исаев) на правах начальника зачислен в состав группировки оперативной зоны №5, включающей районы северного Дагестана.

По показаниям многих свидетелей, в том числе постовых сотрудников, личность Исаева была довольно известной в регионе и в представлении не нуждалась.

Так зачем же ему предъявлять свое служебное удостоверение подчиненным при проезде постов родного ему по службе города Кизляра. Да и в Кизилюрте, судя по показаниям свидетеля Амирова , инспектора ДПС, его тоже хорошо знают.

Все свидетели защиты показали, что никогда не видели Исаева за рулем автомобиля. Он никогда не передвигался на автомобиле самостоятельно и одиночно, у него был водитель-полицейский и охрана. С учетом сложной оперативной обстановки, наличием реальной угрозы для жизни и здоровья, Исаев находился под круглосуточным наблюдением своих же коллег-сотрудников органов внутренних дел.

Каким образом Исаев мог незаметно скрыться от охранявших и перевозивших его сотрудников, чтобы потом самостоятельно перевозить разномастных бандитов по территории Дагестана, материалы уголовного дела не сообщают.

Уголовно-процессуальный закон велит наряду с обстоятельствами преступления устанавливать данные о личности, а также о мотивах её поведения.

Так каким же мотивом руководствовался Исаев, оказывая преступную помощь бандподполью? На какой – идеологической, материальной или иной основе, - он стал сотрудничать с вагабовыми, ахмедовыми, рабадановыми и иже с ними? К сожалению, мы не находим ответов в материалах уголовного дела.

Но есть в нашем деле точные и несомненные доказательства того, что Исаев по складу своей натуры не был и не мог быть предателем.

О том, что Исаев не является предателем, суду поведали многочисленные свидетели защиты, от рядовых полицейских до генерал-лейтенанта Федорука.

О том, что от оперативных источников, внедрённых в бандподполье, не поступали сведения о возможной причастности Исаева к преступной деятельности, нам также известно из показаний оперативных сотрудников ОМВД по Кизлярскому району, ЦПЭ МВД по РД и войсковой разведки.

О том, что Исаев принял личное и непосредственное участие в 16 спецоперациях , в ходе которых было уничтожено 77 боевиков, включая Рабаданова, Альбару, Халида и прочих, нам известно из представления его к Ордену Мужества, из показаний свидетеля Федорука, из многочисленных наградных документов, в том числе и именным боевым оружием, других характеризующих личность Исаева документов и свидетельств.

Опыт борьбы Исаева с террористическим бандподпольем на кизлярской земле, его деятельность по искоренению этого зла была освещена не только на региональном, но и федеральном уровне в журнале МВД России «Полиция».

За свою долгую службу в органах внутренних дела Исаев многократно поощрялся, в том числе и за дело борьбы с терроризмом и экстремизмом.

Исаев человек мужественный, решительный, жёсткий по отношению к подчинённым и жестокий по отношению к террористам, как это следует из его характеристик, профессионал своего дела и боевой офицер (по характеристике Федорука), за наградами никогда не рвался, за спинами сотрудников в служебном кабинете не прятался, всегда был на передовой событий, ежедневно рискуя своей жизнью и здоровьем.

От кого исходила эта угроза и в связи с чем она была связана?

Из показаний Исаева, свидетелей Халилова, Гасангаджиева, Исрапилова и других нам известно, что т.н. «шариатским судом» Исаев за свою активную деятельность по борьбе с преступностью в районе был приговорен к смертной казни.

Вступившим в законную силу приговором Кизлярского районного суда РД от 20.06.2012 в отношении Магомедова и Омарова установлено, что в начале февраля 2011 г. Магомедов, будучи в составе НВФ, предоставил своё жилище для встречи участников НВФ, а Омаров вызвал одного из членов НВФ на указанную встречу, на которой обсуждали план по физическому уничтожению бывшего главы Кизлярского района Муртазалиева , начальника ОМВД по Кизлярскому району Исалмагомедова (Исаева), начальника полиции ОМВД РФ по Кизлярскому району Иноземцева.

Согласно показаниям свидетеля Омарова, осуждённого за это преступление, на данной встрече присутствовал Халид, подручный Вагабова и Гаджиева, который призывал расправиться с Исаевым за его контртеррористическую деятельность.

Также данные обстоятельства подтверждены на видеозаписи беседы Исаева с другим участником данного преступления Магомедовым, произведённой после задержания последнего.

Мы также представили суду одну из многочисленных видеозаписей, на которых один из бандитов угрожает Гази Исаеву.

Из показаний сотрудников районной полиции и ЦПЭ нам известно, что неоднократно после уничтожения бандитов или обнаружения их схронов на месте преступления обнаруживали флешки и записи со списками сотрудников ОВД, подлежащих уничтожению, где под №1 всегда был Исаев .

В целях исполнения смертного приговора служебный кабинет Исаева был обстрелян из гранатомёта, к нему подсылали женщину-смертницу, на пути следования Исаева из дома на работу был обнаружен бандитский блиндаж. Даже после ареста Исаева в адрес его семьи продолжали поступать угрозы о кровной мести, в связи с чем его дом в с. Тарумовке вплоть до последнего времени находился под охраной сотрудников МВД.

Как-то мой подзащитный обронил фразу, что бандиты в своё время не смогли исполнить вынесенный в отношении него смертный приговор и уже теперь, с помощью российского правосудия, этот приговор хотят привести в исполнение, поскольку для него, страдающего различными хроническими заболеваниями, пожизненное или длительное лишение свободы равносильно смертному приговору.

Я прошу суд не идти на поводу представителей зла, с которыми все эти сложные и не простые для Дагестана и России годы боролся Исаев, каждый из которых, я имею в виду свидетелей обвинения Ахмедова, Гасанова и Степанова по идеологическим, религиозным мотивам были, есть и будут врагами Исаева.

Я убежден, что суду не представлено достоверных, достаточных и допустимых доказательств виновности Исаева в предъявленном ему обвинении и потому прошу суд Исаева Гази Магомедовича оправдать в связи с его непричастностью.»

Отметим, что защита Исаева будет обжаловать приговор, вынесенный 2-м Западным окружным военным судом. ]§[

Руслан Магомедов

Последние новости

Препараты для льготных категорий граждан поступают в аптеки

В настоящее время Минздравом Дагестана заключены контракты на поставку лекарственных препаратов для льготных категорий граждан, в конце апреля и начале мая 2024 года медикаменты поступят в аптеки.

Минздрав Дагестана закупил лекарства для льготников

Фото: ru.freepik.com 22 апреля. /MEDIA-TALK/.Медикаменты начнут поступать в аптеки в конце апреля и начале мая.

О назначении Председателя Верховного Суда Российской Федерации

              Постановлением Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 17 апреля 2024 года № 97-СФ Подносова Ирина Леонидовна назначена на должность Председателя Верховного Суда Российской Федерации.

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *